Ребенок не верит в бога. Если ребенок не верит в Бога, что делать

Что ответить на просьбу стать крёстным, если вы не верите в бога?

Ребенок не верит в бога. Если ребенок не верит в Бога, что делать

Редакция The Village заметила, что наших читателей интересует не только городская жизнь, мода, еда и планы на выходные. Нередко в нашем комьюнити обсуждают сложные этические проблемы.

Мы не оставили это без внимания: теперь The Village отвечает на подобные вопросы с помощью экспертов в области этики, психологии и социологии.

В новом выпуске разбираемся, что делать, если вы не верите в бога, но вас попросили стать крёстным. 

Алексей Уминский

священнослужитель 

Если попросили покрестить ребёнка, а ты не веруешь, делать этого не надо. Если человек не считает себя членом церкви, не воспринимает крещение как таинство и как знак своей личной веры, обряд им совершаться не может.

Уже несколько лет существуют церковные правила, согласно которым человек, пришедший крестить ребёнка, сначала должен побеседовать со священником. В случае, если человек неверующий, священник объяснит ему, что крёстным для ребёнка он становиться не может.

Всё должно быть по-честному, особенно если это касается веры. 

Владимир Познер

журналист, публично называет себя атеистом 

Всё зависит от того, кто попросил вас покрестить ребёнка. Этот вопрос не имеет однозначного ответа, если он возникает в семье: предположим, вы — жена, атеист, и вас об этом просит верующий муж.

Если вы действительно атеист и являетесь противником церкви, вы будете сопротивляться крещению ребёнка. Если ваш муж глубоко верующий, могут возникнуть серьёзные противоречия, которые в конце концов разрушат семью.

Если покрестить вашего ребёнка просят родители, ситуация чуть проще: это ваш ребёнок, и решать будете вы.

Если бы меня попросили о крещении ребёнка близкие или знакомые люди, я бы отказался. Я неверующий — следовательно, я не могу стать крёстным. Я уважаю веру, но не разделяю её. Быть крёстным было бы неприлично в отношении самих верующих. 

Исследование «Левада-центра» в марте 2015 года в 134 населённых пунктах России среди 1 600 человек показало:

опрошенных считают себя православными

не относят себя ни к какому вероисповеданию 

назвали себя мусульманами

причислили себя к католикам, протестантам, иудеям, буддистам и индуистам 

В апреле 2014 года «левада-центр» выяснил:

опрошенных соблюдали обычный режим питания во время поста

постились только в последнюю неделю

Наталья Зоркая

ведущий научный сотрудник «Левада-центра»

На тему религии, религиозного поведения и отношения к вере существует большое количество исследований. В конце 80-х — начале 90-х к православным себя причисляли всего 19% россиян.

В основном это были пожилые малообразованные люди советского времени, которые сохраняли признаки религиозного поведения: например, ходили в церковь.

Значительная часть этих людей была крещена именно бабушками и дедушками, а не родителями, так как в советское время часто крестили «на всякий случай».

С 1990-х до 2000-х годов число людей, причисляющих себя к православию, росло, и к концу 2010 года православными себя называли уже 77–78 % опрошенных, что практически равнялось доле русского населения в России. Более детальный анализ этих данных показывает, что основные религиозные постулаты и ценности признавала при этом очень узкая прослойка людей.

Для большинства причисление себя к православию не было связано с тем, что они начинали чаще ходить в церковь, разбираться в том, что такое религия и к чему она обязывает. Среди православных регулярно ходят в церковь сейчас всего 14 %.

Из этих людей значительная часть не участвует в службе и даже необязательно молится: они просто заходят в храм и ставят свечку.

Доля неверующих с начала 1990-х годов значительно сократилась: сейчас называют себя атеистами всего 6 % опрошенных.

При этом среди них есть и те, кто сам крестился, и те, кто крестит своих детей: 33 % атеистов — крещёные.

Впрочем, среди них нет никого, кто крестился по собственному желанию: крестили их в основном родители или бабушки и дедушки. 32 % атеистов, несмотря на то, что они неверующие, всё равно крестят своих детей. 

Алексей Скворцов

доцент кафедры этики философского факультета МГУ имени Ломоносова

Этот вопрос в большей степени касается религиозных традиций, чем морального сознания. Если отец и мать ребёнка верующие люди, они не могут просить стать крёстным неверующего человека, тем более атеиста.

Также исключается, чтобы крёстным был некрещёный человек, даже если он хорошо относится к религии и считает себя верующим. Согласно христианским воззрениям, слово «крёстный» означает «крёстный отец» или «крёстная мать».

Ими могут стать лишь те христиане, которые имеют большой опыт участия в церковной жизни. Считается, что впоследствии они будут наставлять своего духовного сына в христианской вере, следить за его духовным ростом и молиться за него.

При обряде таинства крещения крёстный должен произносить за младенца «Символ веры» и быть погружённым в само таинство. Этого не сможет сделать человек, чуждый христианскому вероучению.

Попросить стать крёстным неверующего знакомого могут только те родители, у которых ещё нет опыта христианской жизни и которым в церкви ещё не рассказали о существующих канонах. Но если такая просьба всё же поступила, то атеисту можно честно и при этом дружелюбно сказать, что он не верит в бога и таинства, поэтому не может исполнить эту просьбу.

Также этически корректным будет признаться, что он с большим уважением относится к вере своих знакомых, но всё же у него есть собственные убеждения, которые он не желает нарушать. При этом можно мягко напомнить своим знакомым, что церковь запрещает атеисту быть крёстным.

А если они не могут найти для совершения таинства верующего, который согласился бы на это, то в церкви им обязательно порекомендуют кого-нибудь из прихожан.

Иллюстрация: Настя Григорьева 

Нужно ли прививать ребенку веру в Бога? | Жизнь в православии | православие и современность

Ребенок не верит в бога. Если ребенок не верит в Бога, что делать

Изображение из «Фотобанк Лори»

[dropcap]В[/dropcap] наш век высоких технологий и информации все меньше людей обращают внимание на такие понятия, как Вера, Религия, Бог.

Нет, конечно, мы знаем, что есть множество религий, что есть глубоко верующие люди, что мусульмане до сих пор в большинстве своем подчиняются законам Корана, что каждый год строится какое-то количество храмов и церквей.

Но имеем ли мы к этому отношение? Да, мы носим крестик на груди, у нас есть иконка в кошельке или в автомобиле, бываем в церкви в среднем пару раз в году – на Пасху и на чье-то венчание, крещение или же отпевание, в самые трудные моменты мы обращаемся к Богу со словами: “Боже, помоги мне”.

Но, несмотря на свою отдаленность от Бога, мы хотим, чтобы наши дети знали о нем или даже были более верующими, чем мы сами. Когда и как познакомить ребенка с Богом? Пригодится ли ему в жизни вера в Бога или лучше с детства быть честными с детьми и объяснить, что Бога, возможно, и нету? Давайте разбираться.

Начнем с того, что мир наш имеет огромное наследие, десятки поколений наших предков по-прежнему живут в нашей памяти, в книгах, в живописи, в памятниках, архитектуре и прочем. И поколения эти были тесно связанны с религией, верой, Богом.

Не объяснив ребенку с детства, что такое Бог, вы лишаете его той самой связи с предками, лишаете объективного понимания многих вещей, событий в истории, символов.

В итоге вырастет эстетически глухой человек, воспринимающий мир не совсем адекватно. Поэтому, даже если вы атеист или поклонник Сатаны, ребенку нужно дать ту ниточку, которая свяжет его с предками, рассказать о Боге как можно больше.

Обряд Крещения

Первое свое решение приобщить ребенка к религии мы принимаем, когда несем кроху в церковь и проводим там обряд крещения. Для многих родителей на этом и заканчивается “знакомство” ребенка с Богом.

Повесили крестик на шею, вздохнули с облегчением: “Ну теперь наше чадо будет под защитой!” Или и вовсе проделали весь ритуал только потому, что бабушки и дедушки настояли на этом. Дальше ребенок будет расти и воспринимать крестик как украшение. В лучшем случае, повзрослев, человек сам узнает все о Боге и решит, нужна ли ему эта Вера.

В худшем – ребенок узнает от “друзей” о Сатане, Дьяволе или прочей нечисти раньше, чем поймет, что же такое Бог. Хотите ли вы, чтобы ваш сын стал “сатанистом”? Простой пример.

Молодая семья так называемых “сатанистов” родила ребенка и через пару месяцев провели обряд крещения в православной церкви. На удивленные вопросы знакомых отвечали просто: “Да, у нас на полке лежат наши книги о Дьяволе, но ребенка мы направим на правильный путь”.

То есть у человека в подсознании заложено, что у каждого должна быть Вера, и родители чаще всего желают своему ребенку обрести “правильную” веру. В этом нужно помогать детям, иначе кто-то поможет им узнать другую сторону медали.

Итак, окрестили маленького человечка и какое-то время можно не думать о привлечении его к религии, ведь кроха пока ничего не понимает. Но! Ребенок начинает узнавать мир, будучи еще в пеленках. Он внимательно следит за тем, как живут его родители.

Если вы не ходили в церковь, не молились перед сном, не почитали законы, прописанные в Библии, даже не имеете этой книги дома, и в один прекрасный момент скажете сыну или дочери: “Ты знаешь, есть Бог, и он хороший, и нужно жить по его законам,” – ребенок воспримет это, как сказку, очередную забавную историю, которую можно послушать и забыть. Родители должны все показывать на собственном примере! Вы не имеете права требовать от ребенка быть воспитанным, если сами сквернословите при нем или плохо отзываетесь о других людях, обсуждаете кого-то. Вы не сможете приучить ребенка правильно питаться, если сами кушаете только пиццу с газировкой и каждый день хрустите чипсами. И вам, увы, не удастся воспитать верующего христианина, если вы сами не являетесь таковым. В таком случае идеальным будет знакомиться с Богом вместе с ребенком, вместе читать Библию, вместе учиться молиться и приучать себя ходить в церковь. Если же вы не желаете сами вступать в ряды глубоко верующих людей, то хотя бы дайте ребенку с детства правильное представление о Боге.

Кто такой Бог?

Не стоит ждать, когда ребенок, вернувшись с садика или даже школы, спросит у вас, кто такой Бог. У вас может не найтись сразу подходящего ответа и ребенок решит, что это не существенно в его жизни.

Ошибочно считать, что маленькие дети, задающие миллион вопросов в сутки, забудут все ответы, и поэтому можно на половину из них не отвечать, отмахнувшись: “Подрастешь – узнаешь”.

Трехлетнему малышу, показывая красивый храм, сказали простую фразу: “Там живет Бог”, – и на тот момент ребенку хватило этого ответа, вопросов больше не последовало, а родители не стали утруждать себя объяснениями.

Через два года мальчик уже не верил ни в Бога, ни в деда Мороза, ни во что, чего он не мог увидеть (но при этом верил в “бабая”).

Правильно ли это, лишать ребенка веры во что-то высшее, духовное, не видимое глазу? Или все же ему будет легче жить, зная, что даже в самый тяжелый момент есть какая-то надежда на помощь сверхъестественных сил, Бога или ангела-хранителя? Ведущие психоаналитики считают, что дети особенно остро чувствуют собственную беззащитность перед будущим, перед огромным миром, Вселенной. Поэтому им просто необходим тот мистический образ, персонаж, который будет защищать от всего злого, потому что он сильнее мамы и папы (ведь дети в определенном возрасте понимают, что родители не всесильны). Если не дать ребенку образ Бога как защитника, то на это место придет вымышленный герой или персонаж мультфильма. А в худшем случае ребенок будет расти неуверенным в себе и трусливым, при любом препятствии зная, что “никто мне в этом не поможет, а сам я не справлюсь”.

Навязывание веры

Другой пример. Верующая многодетная семья воспитывала детей, как им казалось, по законам Библии, ходили в церковь, молились всей семьей, читали библейские истории. Но взрослые навязывали детям образ Бога надзирателя, такой себе строгий учитель, который наказывает всех грешников адскими муками.

“Если ты будешь и дальше так делать – Бог накажет тебя!” – говорили родители каждый раз, когда дети в чем-то провинились.

Привычка ходить в церковь и читать молитвы осталась у всех детей этой семьи, но выросли они угрюмыми и замкнутыми личностями, “смиренными”, как учили родители, а на самом деле смирившимися с тем, что Бог наблюдает за ними каждую секунду и за каждую “неправильную” мысль последует наказание. Такое ли понимание Бога нужно воспитывать в детях?

Говоря ребенку о Боге (а такие разговоры лучше начинать в раннем возрасте, лет с 3-4), нужно всегда делать акцент на том, что Бог – это Любовь.

Даже если вы сами не следуете христианским традициям и живете не совсем по Законам Божьим, ребенок должен с детства почувствовать, что Бог – это что-то хорошее.

Читая ребенку библейские истории, нужно обращать больше внимания на то, что Бог помогает, защищает, прощает и любит, а наказание это вынужденная реакция Бога, которая неприятна ему. Не нужно повторять при каждом проступке: “Бог все видит!” – лучше говорить эти слова, когда малыш совершил что-то хорошее.

Таким образом, ребенок будет расти уверенным в себе, чувствуя, что с любой сложностью он справится, а если не будет получаться – то Бог ему обязательно поможет.

Но не стоит навязывать ребенку веру, особенно если вы сами не верите в Бога или ваша вера не достаточно крепкая, дитя заметит ваши сомнения, почувствует их. В итоге вы будете выглядеть обманщиком в глазах своего ребенка, человеком, который говорит не то, что думает.

При собственных сомнениях или недостаточной осведомленности в таких вопросах лучше признаться ребенку, рассказать свою точку зрения или поискать ответы на вопросы вместе. “Я не знаю, но я обязательно поищу для тебя ответ или же мы вместе спросим у того, кто может это знать”, – таким должен быть ваш ответ на сложный для вас вопрос.

Только познавая Бога вместе с ребенком, вы можете привить ему веру и любовь.

Рассуждая вместе на тему религии, давая ребенку основные понятия, но при этом побуждая его задавать больше вопросов, на которые вы будете искать ответы вместе, именно таким образом вы станете ближе к своему сыну или дочери и образ Бога будет наиболее доступным и понятным, не искаженным, не навязанным и не упомянутым вскользь.

Как поверить в Бога или личный опыт одного атеиста

Ребенок не верит в бога. Если ребенок не верит в Бога, что делать

Сегодня мы хотим разделить с вами личный опыт одного атеиста на тему «Как поверить в Бога». Мы приготовили этот буклет специально для тех, чья вера во времена испытаний оказалась не очень крепкой и он ищет возможность вновь поверить в Бога. Этот буклет представляет собой печатную копию из серии уроков «Существует ли Бог?», прочитанных Джоном Клейтоном.

Из всех представленных уроков, касающихся существования Бога, и из всех материалов, которые я стараюсь сделать доступными для людей, чтобы они узнали о существовании Бога, настоящий урок «Как поверить в Бога или почему я оставил атеизм», честно говоря, относится к тем урокам, которые я не люблю делать.

Я догадываюсь, что никто из вас не хотел бы оглядываться назад на свои жизни, когда Вы выносили глупые суждения и делали глупые ошибки — когда Вы придерживались совершенно дурацких принципов — и применяли их к людям, особенно к тем, с кем мы не были хорошо знакомы.

Но я всё же хочу поделиться с вами этим уроком, разоблачая свои ошибки и указывая на вещи, которые были раньше частью моей жизни, я молюсь пламенной молитвой и надеюсь на то, что те, кто, возможно, идёт по такому же пути (в большей или меньшей степени), сможет избежать таких же ошибок, как мои.

Кто-то когда-то сказал, что нет совершенно бесполезных людей, но если мы больше ни на что не годимся, мы, по крайней мере, можем служить, показывая плохой пример. И это как раз моя ситуация.

Я надеюсь, что представленный Вам материал и рассказ о моей прошлой жизни даст вам понятие о том, что отсутствие мудрости и возможно глупые суждения ведут к отрицанию Бога и к такой жизни, которая демонстрирует полное отрицание Бога.

Да, я действительно не верил в Бога и был атеистом!

Очень часто, когда я разговариваю с религиозными группами или с верующими людьми, кто-нибудь меня спрашивает с недоверием: «Так так, а вы действительно были атеистом? И на самом деле не верили в Бога?» Я хочу вас уверить, что ответом на эти вопросы будет утвердительное «да».

В этот период жизни я был абсолютно убеждён, что не существует никакого Бога, и всех верующих я считал глупыми, суеверными, невежественными и просто напросто не принимающими во внимание очевидных фактов.

Я думал, что верующие люди — это необразованные люди, которые просто следуют традициям, религиозным предрассудкам и другим вещам, которые совершенно не нужны человеку, который знает, что вокруг него происходит на самом деле.

Конечно, такая жизнь и такие убеждения привели меня к тому, что я говорил неприятные вещи и совершал неприятные поступки. Моя жизнь была аморальной и полностью отражала моё неверие в Бога. Я вёл себя очень эгоистично, удовлетворяя свои нужды и предпочтения в независимости от того, наврежу я или нет другим людям.

Некоторые вещи, которые я сделал, повлияли на всю мою последующую жизнь. И поэтому я представляю вам эти материалы, надеясь, что, возможно, некоторые из вас не совершат подобные ошибки и не будут страдать так, как страдал я.

Я не могу точно вспомнить все события, которые имели место, также точную последовательность событий, потому что я их не записывал. Я никогда и не думал, что мне придётся вспоминать минувшие события и тем более рассказывать о них кому-то. Всё же, я могу восстановить те события у себя в памяти в общих чертах. Также я совершенно уверен насчёт общей идеи, эта идея и будет вам полезна.

Я предполагаю, что причина, по которой я не мог поверить в Бога и был атеистом, та же самая, что и у тех, кто верит в Бога. Это потому, что мне были внушены в точности такие убеждения. Моё происхождение и влияние, которому я подвергался в детстве, направили меня по этому пути.

Точно так же, как многие из вас верят в Бога потому, что ваши родители в Него верят и потому что они привили вам эту веру, я также подвергал сомнению, оспаривал и отвергал Бога, потому что это было своего рода внушение, которое я получил в детстве.

Я вспоминаю маму, которая мне говорила в детстве: «И ты правда веришь, что на небе живёт какой-то старик, который может создавать вещи здесь, на земле? И ты думаешь, что то убогое здание на углу может на самом деле носить красивое имя «церковь?» И ты правда считаешь, что в земле есть яма, в которую я буду брошена и буду там гореть вечно, если я не буду жить так, как думает какой-то проповедник?» Конечно, я не мог постичь эти вещи, будучи ребёнком, также не мог понять, чему учит Библия. В результате я пришёл к выводу, что все, кто верят в Бога, очень глупы, суеверны, невежественны, необразованны. Вы можете удивляться тому, как это возможно, что человек с таким происхождением и с таким образованием обрёл такую сильную веру в Бога, стал человеком, который посвятил свою жизнь тому, чтобы рассказывать людям о Боге и рае, о том, что Библия — это Слово, вдохновенное Богом.

Любовь к науке помогла мне поверить в Бога

В высшей школе я очень быстро вырос в теоретических познаниях. Мне нравилось заниматься наукой, и я решил стать учёным. Я поступил в Университет Индианы на специальность физика. И как раз тогда в моей жизни произошло одно из самых значительных изменений.

Я поступил на курсы астрономии под покровительством одного из величайших астрономов наших дней. На этом курсе мы занимались проблемой происхождения — создания вещества из ничего. При обсуждении этого предмета мы как раз придерживались всех теорий, которые перечислены в этой статье.

Теория большого взрыва, квазистатичная теория, планетарная теория и другие.

Когда мы подвели выводы этой дискуссии, я спросил профессора, какая из всех этих теорий является наиболее приемлемой и какая удовлетворительно объясняет создание вещества из ничего. Он склонился над партой и, посмотрев мне прямо в глаза, сказал: «Молодой человек, Вам нужно учиться задавать умные вопросы».

Это меня очень расстроило, я не воспринял то, что он мне сказал, и спросил: «Что Вы имеете ввиду?» Он сказал: «Это не тот вопрос, на который пытается найти ответ учёный. Это головная боль для философа или теолога, но это не имеет никакого отношения к царству науки». При сегодняшнем обсуждении чёрных дыр и параллельных вселенных вещи не изменились.

Основной вопрос, как вещество/энергия была создана из абсолютно ничего, не может быть решён научными методами. Я был обеспокоен его ответом, потому что я всегда думал, что наука может дать ответ абсолютно на все вопросы человечества — и нет ничего из того, что человек подвергает сомнению или о чём хочет знать, что не было бы науке по силам.

Если даже этот учёный, специалист в своей области, сказал, что эту область учёный даже не должен пытаться объяснить — то это было совершенно выше способности науки изучать и исследовать.

Сразу же после того я пошёл на курсы по биологии, находящиеся под покровительством величайшего учёного, специализирующего в изучении жизни первобытных людей. Когда мы обсуждали начало жизни на Земле, мы говорили о синтезе простейших химических веществ, таких как ДНК. Во время обсуждения я задал вопрос, относящийся к тому, что я уже задавал ранее.

Я спросил профессора, благодаря какому процессу первоначальная живая клетка начала существовать. Как происходит образование ДНК? И снова этот мужчина сказал: «Молодой человек, этот вопрос не имеет никакого отношения к царству науки». В современном мире мы понимаем больше о биохимических процессах, но мы не можем ответить на вопрос, как в первобытном мире эти процессы вступили в силу.

Я предполагаю, что то, что случилось со мной, напоминает ситуацию, произошедшую с Лордом Кельвином, известным британским учёным, которую он описал в своей работе, когда он пришёл к следующему выводу: «Если вы изучаете науку достаточно глубоко и долго, то это заставит вас поверить в Бога».

И это то, что произошло со мной, я понял, что наука ограничена, что наука указывает на другие объяснения, которые являются естественными.

И тут в моей жизни появилась одна женщина…

И далее со мной произошла другая вещь, в моей жизни появилась женщина. Эта молодая девушка была самой упрямой девушкой, обладающей несгибаемой волей, которую я встретил за всю мою жизнь. Я способен делать эти выводы, потому что шесть лет спустя я женился на ней. Она была первой девушкой из всех, которая заслуживала моего уважения.

Иногда вы услышите проповедников, которые понятия не имеют, о чём они говорят, исходя из жизненного опыта. Они скажут: «Если Вы будете держаться за свои добродетели и придерживаться моральных стандартов, то люди будут уважать Вас».

Позвольте мне, как тому, кто был по другую сторону ограждения, кто думал, что он отделён от того, что думает Бог, сказать, что это утверждение совершенно правильное. Я вам гарантирую, что я никогда не думал серьёзно о женитьбе, пока не встретил эту девушку, которую я уважал, которая действительно поддерживала что-то.

Она не только поддерживала что-то моральное, она конкретно верила в Бога и читала Библию. Хотя она и не могла ответить на все мои вопросы, она всё время возвращалась к Библии. Я также быстро научился, как не дать ей понять, что я на самом деле представляю из себя в моральном плане. Я знал, что если бы она узнала, то ничего не могла бы поделать с этим.

Мне даже не представлялось это возможным — сломать её веру, как я поступал с другими людьми, и в результате её упорства она всё-таки добилась того, что я начал читать Библию.

Я прочитал Библию от корки до корки четыре раза, пока я учился на втором курсе колледжа по понятной причине: я хотел найти научные несоответствия в ней. Я имею ввиду утверждения, которые я ей мог бросить в лицо для того, чтобы доказать, как ничтожна её вера в Бога.

Я даже решил написать книгу под названием «Вся глупость Библии». И случилось что-то удивительное, когда я размышлял и думал об этих вещах, я осознал, что не могу найти несоответствий, какую-либо научную неточность в Библии.

Я просто был не способен это сделать, и я застопорился в написании книги, потому что не нашёл достаточно материала. И это было удивительно узнать, что люди, которые считали себя христианами и были ими уже много лет, не прочитали всей Библии даже один раз.

Мне было трудно поверить, что они верят в Бога, но не хотят узнать, что сказал Бог.

Мое прозрение и обретение веры в Бога

И пока я прочитывал Библию снова и снова, я начал понимать, что не всё, что мне говорили про Бога и религию, соответствует Библии. Это могло быть то, что говорит религия или то, чему учат люди, но не то, чему учит Библия. Например, Библия не говорит, что Бог — это старец, который живёт на небесах, который создаёт вещи на земле.

Библия говорит: «Бог есть дух.».. (Евангелие от Иоанна 4:24), и что Бог не плоть и кровь. Иисус Христос сказал: «….не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах». (Евангелие от Матфея 16:17). Существует множество людей на сегодняшний день, которые не понимают этого.

Российский астронавт однажды сказал: «Посмотрите, Бога нет; я Его не видел, когда был на орбите». Вопрос может быть следующим: «Что он искал?» Я начал понимать, что Бог — это вовсе не старец на небесах. Однажды мой профессор по антропологии заявил абсолютно серьёзно: «Мы все знаем, какой Бог. Это старик с белой бородой в развивающейся мантии».

Я уверен, что это его видение «Бога». И я начал понимать, что это не библейское видение Бога.

Я начал понимать, что христианская жизнь не равна альтруистической жизни. Мне говорили несколько людей в детстве, что если я стану христианином, я не смогу быть счастливым и не смогу иметь ничего своего.

И мне придётся ходить с длинным печальным лицом и бородой, волочащейся по земле. Когда же я читал Библию, я прочитал следующее: «Так должны мужья любить своих жён, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя.

Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет её.».. (Послание Ефесянам 5:28-29). Я прочитал про ефиопского евнуха, который стал радостным и весёлым, потому что нашёл Иисуса Христа.

В моей жизни появилось множество проблем, но всё, что я могу сделать, это оглянуться назад, на ту жалкую жизнь, которая у меня была без Христа, и, по сравнению с той, моя теперешняя жизнь великолепна.

Я начал понимать, что церковь — это не здание. Я помню, что в то время, когда мы жили в Алабаме, какая-то религиозная группа встречалась на нашей улице. Моя мама обычно показывала мне на это место и говорила: «Посмотри на это. Как может кто-либо верить в Бога, если церковь похожа на это». Я думаю, что Библия не учила тому, что церковь это такая структура.

В 1 послании Коринфянам 3:16 утверждается: «Разве не знаете, что вы — храм Божий».. Будучи атеистом я понял, что где бы вы ни встретились: на луне, на подводной лодке, в пустыне или в любом другом месте, то это будет по-прежнему церковь. Ведь церковь — это не здание.

На сегодняшний день инвестируются большие суммы денег в храмы и церкви, и это настоящая трагедия, в то время как большое количество людей голодает поблизости.

4 причины, по которым подростки уходят из Церкви

Ребенок не верит в бога. Если ребенок не верит в Бога, что делать

Почему в верующих семьях вырастают атеисты? Нужно ли поощрять ребенка за каждый поход в храм и чем опасна родительская гиперопека? Об этих и других вопросах «Правмир» побеседовал со священником Петром Коломейцевым, деканом факультета психологии РПУ, клириком храма Космы и Дамиана в Шубине. Издательство «Никеа» готовит к выходу книгу «Душа вашего подростка», одним из авторов которой является отец Петр.

– Кажется, сегодня есть все возможности для религиозного воспитания детей: обилие литературы, воскресные школы и кружки в приходах. На верующих уже никто косо не смотрит и не считает их «белыми воронами». Почему же тогда в религиозных семьях вырастают неверующие подростки?

Священник Петр Коломейцев

– Во-первых, существует стихийный подростковый атеизм, когда у ребенка меняются представления о Боге. Детское представление уже не актуально, а взрослых представлений еще не сформировалось. Подростковый атеизм вполне вписывается в системную перестройку всех взглядов и отношений, которые наблюдаются в подростковом возрасте. В этом ничего особенного нет.

В силу происходящих в этом возрасте перемен подросток стремится к самостоятельности. Ему необходимо общество таких же, как он, чтобы именно в этой среде актуализировать свое представление о вере.

Если родители пытаются удержать подростка, они как будто затягивают его обратно в детство. Его интересуют высокие технологии, а родители ему суют неваляшку и плюшевого зайчика, мол, на тебе – поиграй.

Подростка интересуют проблемы молодежной культуры, ему необходимо увязать ее со своей верой, поэтому говорить о религии с родителями вообще не получается.

Во-вторых, часто мамы и папы активно выступают против той молодежной среды, которая окружает подростка. Она им кажется заведомо несовместимой с верой. Родители говорят ребенку: ты ходи в церковь, но ни в коем случае не прокалывай себе ноздрю, как Петя.

Перед подростком, который хочет «тусить» в молодежной среде, встает довольно жесткий выбор: либо твоя среда и окружение, либо твоя вера. При этом родители своим авторитетом вынуждают молодежную культуру отвергнуть.

И здесь могут быть два варианта развития событий.

Потому что подросток, как правило, выбирает «пошел вон отсюда» и вынужденно уходит из Церкви. И при этом еще думает, бедный: раз я ирокез себе делаю и пирсингом себя украшаю, значит, и исповедоваться мне больше нельзя…

– Есть и такие приходы, где с ирокезом и пирсингом примут. Проблема в том, что ребенок, у которого возникает конфликт с родителями, решает его через отречение от Бога. Или это не так?

– В том-то и дело, что дистанцирование ребенка от родителей естественно. Оно самой природой предусмотрено, потому что Бог говорит: «Оставь человек отца своего». Та привязанность ребенка к родителям, когда он по каждому поводу кричит «мама», конечно же, не вечная. Она должна в какой-то момент кончиться. Происходит естественный разрыв.

Но родители часто пытаются представить это именно как разрыв с Церковью, а не с ними. Заставляют ребенка считать, что если он, взрослея, «неправильно» себя ведет, то автоматически становится безбожником.

Ко мне пришла одна дама и спрашивает: «Что мне делать? У меня дочь отпала от Бога». Я спрашиваю: «В церковь не ходит, не причащается?» На это мать говорит: «Нет, наоборот, я хочу, чтобы дочь не ходила в церковь! Но она мало того, что ходит, так еще и причащается». «А почему вы не хотите, чтобы она исповедовалась и в таинствах участвовала?» – интересуюсь я.

«А потому, – говорит мне суровая мать, – что у нее парень есть. Они время вместе проводят.

Кроме того, у нее такая-то прическа, такая-то одежда, она так-то красится… И я считаю, что пока она всем этим не переболела, она не должна даже близко к церкви подходить. А она, представляете, говорит, что еще и исповедуется.

Я не знаю, как это сделать, но хочу категорически запретить ей ходить в церковь! Потому что она должна жить или церковной жизнью, или нецерковной. Точка».

tatarstan-mitropolia.ru

Я попытался этой женщине объяснить, что Церковь существует, чтобы человек наладил свою жизнь: а совсем не для того, чтобы бросил всё, ушел в монастырь, жил как монах-отшельник. Говорит же апостол: «В каком состоянии призван, в том и служи».

А эта мать требовала, чтобы я запретил ее дочери причащаться и ходить в церковь. Такая максималистская позиция: пусть дочь нахлебается грязи в полный рост. А потом, когда ей всё надоест, когда поймет, что это ни к чему хорошему не привело, когда абортов пару штук сделает, тогда пусть (так уж и быть!) приходит и кается.

Выходит, мама своими руками ребенка из Церкви выпихивает.

Но я знаю историю и похлеще. Два подростка – брат и сестра, которые буквально выросли под подсвечниками, два любимца храма – оказались в трудной ситуации. Роковую роль в их жизни сыграла доминирующая и тоталитарная в суждениях и поступках мать. В итоге у мальчика сформировалось девиантное гомосексуальное поведение, а девочка вообще пристрастилась к наркотикам.

Казалось бы, там, где Бог и Церковь могли бы помочь в переходный для подростков период справиться с проблемами, пока эти проблемы еще были в зачатке, получилось всё наоборот. Мама внушила им, что за всё это они лишаются Церкви и ее помощи. Получается, что Церковь помогает тем, у кого всё исключительно хорошо. А у кого всё плохо – пошли отсюда вон.

Когда любви нет, а есть одни разговоры

– Власть родителя над ребенком близка к безграничной. Подросток – существо зависимое. На вполне законных основаниях родитель диктует ему, как надо поступать, когда ходить в храм, когда нет. Право родителя сказать: не пущу!

– Именно. Получается, что родители сами способствуют уходу ребенка из храма, когда формируют отношение к Церкви, как к награде. Вот если будешь хорошо себя вести, пойдем в парк на каруселях кататься. Будешь хорошим ребенком – отведу в храм причащаться. Не будешь слушаться – накажу, и никакого храма ты не увидишь. Это позиция абсолютно неправильная.

Но многие родители внушают детям одну из двух противоположных установок, причем одинаково неправильных. Первая, что Церковь – это награда за хорошее поведение, прочитанные молитвы и выдержанный пост. Вторая, обратная, установка: будешь себя плохо вести, потащу в церковь на исповедь. К батюшке, как на расправу, чтобы он тебе наподдал как следует.

В одной семье я наблюдал забавную ситуацию. Маленький мальчик, видимо, наслушавшись взрослых разговоров, сделал любопытный вывод.

Он как-то обиделся на всех и воскликнул: «А я вот как вырасту, как стану батюшкой, я вас всех заисповедаю!» Понимаете? Он собирался отыграться на всех.

То есть для него уже понятно из контекста, который существует в семье, что к батюшке вызывают на экзекуцию, отправляют на расправу. И та, и другая позиции абсолютно неверные.

tatarstan-mitropolia.ru

Мне кажется, что подросток уходит из Церкви, объявляет себя неверующим именно потому, что как никому другому ему нужна помощь. И если ему сказали, что Церковь не помощник, наоборот, он должен помочь Церкви принять его, то логическая цепочка завершается простым выводом: я здесь лишний.

– Представим, что в семье всё относительно благополучно. Можно ли спрогнозировать, что проблемы рано или поздно возникнут? Есть ли еще какие-то обстоятельства, под воздействием которых подросток не захочет ходить в храм, объявит себя неверующим? В какой период этот конфликт возникает?

– Во-первых, есть явление, которому все возрасты покорны. Это когда слово расходится с делом.

Когда ребенок начинает чувствовать, что за фасадом родительской религиозности существуют абсолютно нерелигиозное поведение и поступки. Когда учат одному, а живут по-другому.

Когда подросток начинает чувствовать фарисейство и лицемерие. Когда понимает, что все разговоры о любви – это лишь разговоры о любви. Всё это однозначно разрушает мир.

Во-вторых, ситуация действительно меняется в тот момент, когда у ребенка появляется значимый для него круг людей, какие-то авторитеты, референтные группы. Когда появляется друг, мнением которого он дорожит, или целая группа людей. Тогда подросток стоит перед мучительным выбором: с кем быть? Неужели с родителями, которые ничего этому новому влиянию противопоставить не могут?

Но «инаковость», сохранение своей особенности, имеет цену, когда человек не противопоставляет себя другим, не ведет себя к ним враждебно. Это серьезная ювелирная работа – научить ребенка не противопоставлять себя другим и в то же время не быть конформистом.

«Вода живая»

– Воспитанием занимаются в большинстве своем матери, которые нередко придают чрезмерное значение обрядовой стороне веры. И философские беседы, в том числе о сохранении своего «я», с детьми не ведут. А потом они жалуются, что дети перестали молиться…

– Конечно, это проблема, кто бы спорил. Но если мы хотим от детей понимания и духовного роста, мы сами должны над собой расти. И, что хорошо, обычно мамам не всё равно, какие у них будут дети. Хорошо, что они вообще над этим задумываются. Это значит, что они, возможно, будут работать над собой.

Очень важно понимать и для себя проговаривать цель религиозного воспитания. Если хочешь, чтобы подросток был христианином, то не надо его заставлять поститься и молиться, как монаха. Важнее взращивать в нем определенные нравственные качества. Если не хочешь, чтобы ребенок стал фарисеем, то и сам не будь таковым.

Чем опасна духовная стерильность

– Вы сказали, что стихийный атеизм – это процесс естественный. Тогда почему родители впадают в панику, когда подросток уходит из Церкви?

– Понятно почему, – потому что он ребенок. Родитель за маленького ребенка целиком и полностью отвечает.

Осознание своей ответственности многих родителей пригибает так, что они всю жизнь не могут от этого освободиться и продолжают относиться к уже взрослым детям как к подчиненным.

Не многие понимают, что с первого дня жизни к ребенку нужно относиться как к самостоятельной личности. И что потихоньку, с каждым новым днем ему необходимо предоставлять всё больше автономии.

Вообще, это общие системные ошибки воспитания. Уроки-то нельзя насильно заставлять делать, трудиться нельзя заставлять, потому что иначе сформируете установку, что любой труд – наказание, а праздность – поощрение. Эти системные ошибки из общего воспитания автоматически переходят на воспитание религиозное.

blago-mepar.ru

– Но когда ребенок объявляет себя неверующим, он, прежде всего, отрекся от того, что родителям дорого и ценно.

– Поймите, идеалы невозможно навязать. Свои идеалы и ценности можно лишь транслировать.

Знаю, что во многих семьях, где процесс этот происходит без навязывания, без тотального контроля и полного подчинения, дети часто воспринимают не только сами идеалы, но и вкусы родителей, и даже вполне гордятся этим.

Системная ошибка заключена еще и в форме трансляции. Ребенок отпихивается от родителей, а вовсе не от их идеалов. Но получается, что отпихиваясь от родителей, от их диктата, он отпихивается и от всего, что с ними связано.

Я знаю одну девочку, которая ненавидела храм, готова была выплевывать Причастие и воспринимала церковь, как мерзкий старушечий клуб. Ее заставляли переписывать акафисты и молитвословы, которые тогда не издавались. Она как будто работала переписчиком в самиздатской типографии. И всё это для нее было ненавистным, противным.

Поэтому свою молодость она решила провести по совсем другим правилам. Вопреки. Но потом эта девочка стала одним из выдающихся христианских поэтов, известным искусствоведом, специалистом по иконографии и агиографии, преподавателем в семинарии, человеком, совершенно сознательно принявшим Бога. Это случилось, как только прошло то, от чего она отпихивалась.

И даже в такой чудовищной форме, но она сумела сама себя воспитать, выправить, преодолеть.

Попытки воспитать духовно стерильного человека обречены на провал. Как таковые, и атеизм, и материализм – своего рода религия. Не просто научное мировоззрение, а своеобразная идеология. Ребенок, не принимающий атеистического мировоззрения, ищет духовности. И может найти что угодно.

Попадется на пути интересный кришнаит, он станет кришнаитом. В наше время были кришнаиты, позже появились муниты, другие тоталитарные секты. Попадая туда, подросток оставлял в них всё: и квартиру, и имущество, и душу. А если попадется интересный ваххабит, то через какое-то время своего ребенка вы, возможно, увидите среди шахидов.

Вы же понимаете, что понятие «верующий» может трактоваться максимально широко? Поэтому мы и говорим родителям, что ребенка нужно воспитывать в православной вере хотя бы для того, чтобы он не стал сектантом. Духовная природа человека не терпит пустоты. Душа обязательно должна быть чем-то занята.

Что происходит с верой подростка

Ребенок не верит в бога. Если ребенок не верит в Бога, что делать
В детстве наше представление о Боге больше походит на сказку, но однажды наступает переходный возраст, и вместе с ним неминуемо происходит переоценка ценностей.

Принципы ребенка сталкиваются с суровой реальностью, и вера во что-то светлое и что “добро всегда побеждает зло” немного пошатывается, грозясь упасть с воздвигнутого пьедестала.

Но означает ли это, что он больше никогда не испытает радость веры? Как заложить у подростка новый фундамент в душе?

В книге “Душа вашего подростка” авторы конкретными советами и с помощью реальных примеров помогают родителям найти общий язык с ребенком, который начинает сомневаться в Боге и вскоре перестает верить.

Сегодня мы делимся отрывком о том, как справиться с периодом юношеского максимализма, когда все черное – это белое, а белое – черное.

Детский атеизм

Есть известная присказка, что жизнь настоящего мужчины делится на три периода: когда он безоговорочно верит в Деда Мороза, когда он категорически не верит в Деда Мороза, и время, когда он сам становится Дедом Морозом. Можно сказать, что-то подобное происходит и с верой человека, с его детскими представлениями о Боге.

Поначалу они носят сказочный характер.Но подростковое мышление тяготеет к естественнонаучному мировоззрению, поэтому этот период действительно чреват отпадениями от Церкви и активным протестным отношением к ней.

Протоиерей Василий Зеньковский пишет, что подросткам присущ стихийный детский атеизм: детские представления о Боге и вере у них разрушаются, а новые еще не заложены. Иногда случается, что на этом движение останавливается.

Я преподавал в лицее и, в числе прочих, вел предмет, который теперь называется «Основы православной культуры». И вот один мальчик заявил мне:

«Я в Бога не верю. И даже не думайте меня агитировать».

Я спросил: «Почему не веришь?» — «Все детство я верил рассказам взрослых про мстительное, злое, деспотичное существо, которому почему-то надо подчиняться. Но теперь я вырос и понял, что все это глупости».

Я протянул ему руку и сказал: «Ну, значит, мы с тобой единомышленники». — «Почему?» — «Я тоже не верю в такого Бога. Я с тобой полностью согласен».

— «А в какого Бога верите вы?» — «Вот об этом мы и будем говорить на занятиях».

Так я стал свидетелем подтверждения идеи Зеньковского.

Подростковый стихийный атеизм действительно существует! И, если мы начинаем проявлять уважение к ребенку, к его личности, его мышлению, к самым глупым, дурацким его вопросам, у нас появляется надежда вернуть ребенку Бога. Главное — чтобы он озвучивал эти вопросы. Вот почему так важно не утратить с ним контакт. Надо радоваться, когда дети задают вопросы.

Одна девочка написала письмо архиепископу Кентерберийскому. Он ответил ей, а в конце письма приписал:

«Я тебя очень прошу об одном: никогда не бросай этой своей прекрасной привычки задавать вопросы. Даже если другим это кажется неприличным или глупым. Сохрани в себе это замечательное свойство».

Юношеский максимализм

Если ребенок усваивает формальную религиозность, его вера превращается в исполнение обряда. Она становится для него скучной и ненужной, и ему уже не хочется ходить в храм. Подросток еще не способен понимать, что все эти правила и обряды, казалось бы, чисто формальные, являются подспорьем для его духовного возрастания.

Один двенадцатилетний мальчик очень хорошо чувствовал себя в храме. Церковь стала для него очень важным ресурсом, хотя он, конечно, этого не осознавал. Родители подумали, подумали и попросили настоятеля взять его в алтарники. Батюшка ответил:

«А зачем? Я не люблю, когда дети прислуживают в алтаре. Пусть он лучше молится в храме. Это родительская гордыня — протолкнуть ребенка поближе к тому месту, где идет богослужение, а потом хвалиться, показывая фотографии».

Но родители настаивали: «В храме мальчик становится спокойным. Он чувствует себя здесь очень хорошо, уверенно, легче решаются потом его школьные проблемы. Хуже-то ведь не будет». И уговорили батюшку. Мальчик начал прислуживать в алтаре.

Однажды один из напарников нашего героя, взрослый парень, сделал в алтаре что-то нехорошее. «Как же так? — изумился подросток. — Это же святое место!» На что парень ответил ему: «Только никому не говори».— «Как, разве ты сам не скажешь об этом на исповеди?» — «Еще чего не хватало!»

Эти слова разрушили что-то очень важное в душе мальчика. Он не пришел на следующий день в алтарь и объявил, что больше не хочет туда ходить. А потом и вовсе перестал ходить в церковь.

Возможно, этому мальчику было плохо в привычной среде, и в храм он приходил как за крепкие стены, где нет наушничества, ссор, соперничества, насмешек и издевок — всего того, что его травмировало.

Он искренне верил, что церковь — это другой мир, и, встретив в алтаре — в алтаре! — человека, который ничем не отличался от тех, мирских, решил для себя, что зло проникло и за стены храма.

Как это принять? Спустя какое-то время он рассказал мне, что после этого церковь потеряла для него исключительное значение.

От ребенка нельзя ожидать зрелой веры и зрелых поступков. Думается, что подростков вообще не стоит пускать в алтарь, потому что в алтаре бывают сложные ситуации, особенно на большой праздник или на архиерейской службе, когда взрослые нервничают, стараясь провести службу без ошибок.

Это естественное желание — красиво, благоговейно провести службу — погружает человека в суету, которая, конечно, понятна взрослому, но подростку может оказаться не по силам. Как мы уже говорили, ему свойственна категоричность. Если алтарь — это небо на земле, то пусть он небом на земле и будет.

И никаких «но».

Мышление подростка не гибко, для него не существует компромиссов в духовной жизни, и эту особенность возраста надо обязательно учитывать.

Мы, взрослые, забываем, что сами были когда-то столь же категоричными, для нас тоже существовало лишь черное и белое, и любой разрыв между делом и словом воспринимался как лживость. Категоричность, бескомпромиссность и принципиальность в духовном плане — это отличительные черты религиозности подростка.

Позже он повзрослеет, к нему придет и гибкость, и мудрость, но сейчас он еще не может вместить полутонов, понять и простить разницу между евангельским призывом и его реализацией. И нам ни в коем случае не стоит провоцировать ребенка на какие-то подвиги веры.

Прочитать больше рассуждений о вере подростков и получить полезные советы вы можете в гиде-антистрессе для родителей “Душа вашего подростка”

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.