Локальные войны и вооруженные конфликты начала XXI века. Новые особенности войн XXI века

Военные конфликты 20 века: список, общие сведения, причины и итоги

Локальные войны и вооруженные конфликты начала XXI века. Новые особенности войн XXI века

Вряд ли шестнадцатилетний Уинстон Черчилль, тридцатидвухлетний правящий российский император Николай II, восемнадцатилетний Франклин Рузвельт, одиннадцатилетний Адольф Гитлер или двадцатидвухлетний Иосиф Сталин (в те времена еще Джугашвили) на момент вступления мира в новый век знали, что этому столетию суждено стать самым кровопролитным в истории человечества. Но не только эти личности стали основными персонами, фигурировавшими в самых масштабных военных конфликтах.

Перечислим основные войны и военные конфликты 20 века. В ходе Первой мировой погибло от девяти до пятнадцати миллионов человек, а одним из последствий стала эпидемия «испанки», начавшаяся в 1918 году.

Это была самая смертоносная пандемия в истории. Считается, что от болезни скончалось от двадцати до пятидесяти миллионов человек. Вторая мировая унесла жизни почти шестидесяти миллионов.

Смерть несли и конфликты меньших масштабов.

Всего в двадцатом столетии было зафиксировано шестнадцать конфликтов, в ходе которых погибли более одного миллиона человек, шесть конфликтов с числом жертв от полумиллиона до миллиона, четырнадцать военных столкновений, в которых погибло от 250 тыс. до полумиллиона человек. Так, от 160 до 200 млн погибли в результате организованного насилия. Фактически военные конфликты 20 века уничтожили одного из каждых 22 жителей планеты.

Первая мировая война

Первая мировая началась двадцать восьмого июля 1914 года, а закончилась одиннадцатого ноября 1918-го. В этом военном конфликте 20 века участвовало тридцать восемь государств.

Основной причиной войны были серьезные экономические противоречия между сверхдержавами, а формальным поводом к началу полномасштабных действий — убийство наследника австрийского престола Франца-Фердинанда сербским террористом Гаврилой Принципом.

Это стало причиной конфликта между Австрией и Сербией. Вступила в войну и Германия, поддержавшая Австрию.

Военный конфликт имел значительное влияние на историю двадцатого столетия. Именно эта война определила конец старого миропорядка, установившегося после Наполеоновской кампании. Особенно важно, что исход конфликта стал важным фактором для начала следующей мировой войны. Многие страны остались недовольны новыми правилами мироустройства и имели территориальные претензии к соседям.

Гражданская война в России

Конец монархии положила гражданская война в России 1917-1922 годов. Военный конфликт 20 века возник на фоне борьбы за всю полноту власти между представителями различных классов, групп и социальных слоев бывшей Российской империи. К конфликту привела непримиримость позиций разных политических союзов в вопросах власти, дальнейшего экономического и политического курса страны.

Гражданская война окончилась победой большевиков, но принесла огромный ущерб стране. Производство упало на пятую часть от уровня 1913 года, сельскохозяйственной продукции производилось вдвое меньше. Были ликвидированы все государственные формирования, которые возникли после распада империи. Партия большевиков установила диктатуру пролетариата.

Самая кровопролитная война в истории, первая, в ходе которой боевые действия велись и на суше, и в воздухе, и на море, началась 1 сентября 1939 года.

В данном военном конфликте 20 века участвовали армии 61 государства, то есть 1700 миллионов человек, а это аж 80 % населения Земли. Бои велись на территории сорока стран.

Кроме того, впервые в истории количество погибших гражданских превысило число погибших солдат и офицеров, причем практически в два раза.

После Второй мировой войны — главного военно-политического конфликта 20 века — противоречия между союзниками только усугубились. Началась холодная война, в которой соц. лагерь фактически потерпел поражение. Одним из важнейших последствий войны стал Нюрнбергский процесс, в ходе которого осудили действия военных преступников.

Корейская война

Этот военный конфликт 20 века длился в 1950-1953 годах между Южной и Северной Кореей. Бои велись с привлечением военного контингента Китая, США и СССР.

Предпосылки этого конфликта были заложены еще в 1945 году, когда на территории оккупированной Японией страны появились советские и американские военные формирования.

Это противостояние создало модель локальной войны, в которой сверхдержавы воюют на территории третьего государства без использования ядерного оружия. В результате было разрушено 80 % транспортной и промышленной инфраструктуры обеих частей полуострова, а Корея оказалась разделена на две зоны влияния.

Война во Вьетнаме

Важнейшим событием периода холодной войны стал военный конфликт второй половины 20 века во Вьетнаме. Бомбардировки Северного Вьетнама воздушными силами США начались второго марта 1964 года.

Вооруженная борьба длилась более четырнадцати лет, восемь из которых в дела Вьетнама вмешивались США. Успешное завершение конфликта позволило в 1976 году создать на этой территории единое государство.

Советско-китайские конфликты

Несколько военных конфликтов России 20 века были связаны с отношениями с Китаем. В конце пятидесятых начался советско-китайский раскол, а пик противостояния пришелся на 1969 год. Тогда произошел конфликт на острове Даманский. Причиной стали внутренние события в СССР, а именно критика личности Сталина и новый курс на «мирное сосуществование» с капиталистическими государствами.

Война в Афганистане

Причиной Афганской войны стал приход к власти руководства, не угодного партийной верхушке СССР. Советский Союз не мог потерять Афганистан, который грозился выйти из зоны влияния.

Реальные данные о потерях в конфликте (1979-1989) стали доступны широкой общественности только в 1989 году.

В газете «Правда» опубликовали, что потери составили практически 14 тысяч человек, а к концу двадцатого столетия эта цифра дошла до 15 тысяч.

Война в Персидском заливе

Война велась между многонациональными силами (США) и Ираком за восстановление независимости Кувейта в 1990-1991 гг.

Конфликт известен широкомасштабным применением авиации (по влиянию на исход военных действий), высокоточного (“умного”) оружия, а также самым широким освещением в СМИ (за это конфликт получил название “телевизионная война”). В этой войне Советский Союз впервые поддержал США.

Чеченские войны

Чеченскую войну нельзя назвать завершенной до сих пор. В 1991 году в Чечне установилось двоевластие. Такое положение не могло долго существовать, так что ожидаемо началась революция.

Усугублению ситуации способствовал развал огромной страны, которая до недавнего времени казалась советским гражданам оплотом спокойствия и уверенности в завтрашнем дне. Теперь же вся система разваливалась на глазах.

Первая чеченская война продолжалась с 1994 по 1996 год, вторая занимает период с 1999 по 2009 год. Так что это – военный конфликт 20-21 века.

Войны будущего

Локальные войны и вооруженные конфликты начала XXI века. Новые особенности войн XXI века
Сергей Веселовский, доцент кафедры мировых политических процессов МГИМО (У) МИД России, эксперт РСМД

История международных отношений – это история войн. В начале XXI века вооруженные конфликты и войны остаются важными элементами международного взаимодействия.

Меняется их характер, но «частью истории», как предсказывали исследователи на закате биполярного противостояния, они в текущем веке вряд ли станут.

В связи с этим важно понимать основные тенденции и особенности развития вооруженных конфликтов и войн для того, чтобы успешно подготовиться к будущей, а не к «прошлой войне».

Одним из ключевых факторов будущего мироустройства станет дальнейшее усиление кризиса Вестфальской системы мира, основой которой является взаимодействие национальных государств.

Для многих национальных государств, переживших наибольший расцвет в середине прошлого века как прямой результат процесса деколонизации, сегодня наступили не самые лучшие времена.

Усиление внутреннего давления на наиболее слабые из них, а также неспособность осуществлять базовые функции неизбежно приведут к тому, что число несостоявшихся и полностью исчезнувших с карты мира государств в XXI веке будет лавинообразно расти.

На их месте появятся самоуправляемые территории, где власть будет принадлежать кланам и группировкам, находящимся в состоянии перманентного конфликта и часто сменяющим друг друга.

Эти территории нестабильности («серые зоны») привлекут к себе различных негосударственных участников в сфере безопасности, например, транснациональных террористов и международные преступные группировки, которые будут использовать их в качестве тренировочных лагерей, перевалочных баз и т.д. вне чьей-либо юрисдикции.

theriskyshift.com
Сомалийские пираты

Появление значительного количества несостоявшихся и распавшихся государств повлечет за собой принятие дифференцированных подходов в сфере международного общения.

По отношению друг к другу национальные государства будут руководствоваться международными правилами, принципами и нормами, зафиксированными в международном праве, а также иными обязательствами.

В то же время по отношению к представителям негосударственных территорий данные правила в одностороннем порядке распространяться не будут, и каждое государство будет самостоятельно устанавливать принципы взаимодействия.

С правилами ведения войны произойдет то же самое.

Права комбатантов и мирного населения национальных государств будут, как и раньше, защищены различными договорами и конвенциями, в то время как к представителям негосударственных территорий национальные государства будут иметь возможность применять собственные произвольные правила. Своеобразным прообразом таких «правил» могут стать условия содержания членов «Аль-Каиды» и «Талибана» на американской военной базе в Гуантанамо, где практически не соблюдаются права человека.

Государства и раньше достаточно жестко обходились с внесистемными угрозами безопасности, например, с пиратами в XIX веке. Однако тогда речь шла о частных случаях, в то время как в XXI веке предстоит выстроить полноценную систему взаимодействия с негосударственными акторами в сфере безопасности ввиду радикального увеличения размаха их деятельности.

Основные сценарии вооруженных конфликтов и войн XXI века

Согласно массиву статистических данных Центра по изучению конфликтов Уппсальского университета [1], число межгосударственных вооруженных конфликтов в последние десятилетия неуклонно сокращается. Более того, в период 2004–2007 гг.

вообще не было зафиксировано ни одного межгосударственного вооруженного столкновения, а за последние два года их было всего два.

Это означает, что механизмы сдерживания агрессии государств, выработанные и опробованные во второй половине XX века, оказались на деле эффективными и работоспособными.

Но это не означает, что конфликты между национальными государствами в XXI веке полностью исчезнут. Ведь пока система международных отношений основана на балансе сил, такое в принципе невозможно.

Стремительный рост Китая и Индии к середине XXI веке вполне может привести к тому, что будет поставлен вопрос о кардинальном пересмотре базовых принципов международной системы. Нельзя исключать, что для этого могут быть использованы и силовые методы, включая ядерное оружие, причем со стороны как возможных ревизионистов, так и консерваторов.

www.bt.com.bn
Индийский патруль на улицах Кашмира

Однако основные конфликты, включая вооруженные, будут разворачиваться между отдельными государствами или группами государств по частным проблемам. Так, по мере увеличения числа жителей планеты и развития экономики будет обостряться борьба за обладание природными ресурсами, в первую очередь, водными и энергетическими.

Территориальные споры, являющиеся сегодня основной причиной межгосударственных конфликтов, также останутся важным фактором нестабильности в отношениях между государствами.

Количество спорных территорий в мире не сокращается, а государства очень редко идут на уступки по данным вопросам.

При этом самым взрывоопасным конфликтом останется территориальный спор по поводу провинции Кашмир между Индией и Пакистаном, в котором возможно применение ядерного оружия одной из сторон.

Кроме того, государствам придется все чаще сталкиваться друг с другом в виртуальном пространстве.

Кибератаки с территории одного государства на информационную инфраструктуру другого уже стали реальностью, но пока не приобрели системный характер.

В самом крайнем случае такие атаки могут вызвать и силовой ответ, если на карту будет поставлено выживание критической информационной инфраструктуры, например, банковской системы.

www.ntdtv.orgХакерская группировка Anonymous,осуществляющая кибератаки на

правительственные сайты

Однако модельным конфликтом XXI века, судя по всему, станет асимметричное противостояние национального государства и различных негосударственных участников международного общения.

Во-первых, именно в потенциально слабых государствах находятся значительные запасы природных ресурсов, которые так необходимы экономикам развитых национальных государств. За обладание и удержание подобных ресурсов также необходимо будет вступать в конфликт с различными негосударственными группировками.

Не исключено, что на территории исчезнувших с карты мира государств будут основываться особые международные экономические анклавы, целью которых будет именно эксплуатация природных ресурсов.

Важную роль в обеспечении безопасности подобных зон должны будут сыграть частные военные компании и охранные структуры транснациональных корпораций.

Во-вторых, национальные государства под давлением общественности будут проводить «гуманитарные операции» для спасения населения отдельных территорий от массовых нарушений прав человека. Подобные операции вряд ли станут массовыми, так как государства не будут сильно заинтересованы в их проведении, а издержки среди военнослужащих всегда будут значительными.

В-третьих, новые негосударственные акторы своими действиями в реальном (пиратство) и виртуальном (кибератаки) мирах будут сами провоцировать вооруженные конфликты с национальными государствами, чтобы привлечь к себе внимание, с одной стороны, и втянуть их в долгосрочный асимметричный конфликт, ослабить и попытаться навязать выгодные для себя условия, с другой (например, в части распределения дохода от добычи природных ресурсов, которая ведется на подконтрольной им территории).

Углубление технологического разрыва и облик будущих войн

bigpicture.ru / USAF
А.Савельев «Ядерное оружие и война через
100 лет»

Говоря о средствах ведения вооруженных конфликтов, необходимо рассмотреть роль как оружия массового поражения, так и конвенционального оружия.

Ядерное оружие или любое другое средство, которое заменит его в будущем в качестве «оружия последней надежды», сохранит свою важность в деле обеспечения государственного суверенитета обладающих им стран.

Однако серьезные достижения в сфере противоракетной обороны заставят многие страны разрабатывать новые средства доставки ядерного оружия к цели, вкладывать значительные средства в свои ракетно-ядерные силы.

В результате, если стороны не смогут договориться о разумной достаточности в вопросах ПРО и стратегических ядерных сил, неминуем новый виток гонки вооружений.

Кроме того, уже полным ходом идут разработки нового поколения тактического ядерного вооружения, которое пока не подпадает под ограничительные международные договоры. Начало его повсеместного использования в вооруженных конфликтах откроет новую страницу в контроле над ядерными вооружениями.

Вероятность использования ядерного оружия негосударственными участниками также возрастает, однако пока нет информации, что какой-либо негосударственный участник международного общения имеет к нему доступ. По мере «демократизации» технологий такая возможность все же появится.

Другое дело, что и для негосударственных участников международных отношений ядерное оружие вряд ли станет тактическим инструментом достижения своих целей и также будет использовано, только если под угрозу будет поставлено их выживание.

Исключение могут составить траснациональные террористические группы, которым важно любой ценой достичь своего идеального мироустройства, в том числе и ценой огромных людских потерь.

www.artleo.comРоссийская зенитная ракетная система

С-400 «Триумф» последнего поколения

Запрет на производство, накопление и использование биологического и бактериологического оружия, установленный международными конвенциями для национальных государств во второй половине XX века, будет сохранен.

Негосударственные акторы также будут стремиться к обладанию таким оружием. Однако здесь речь может идти и о его тактическом применении в рамках асимметричной стратегии конфликта.

Вооруженным силам национальных государств необходимо будет дополнительно подготовиться к такой возможности.

Значительные изменения произойдут и в использовании конвенционального оружия. Более того, здесь углубится разрыв между ведущими мировыми державами и остальным миром, а пропасть в возможностях государственных и негосударственных акторов будет просто зияющей.

Ведущие национальные государства продолжат совершенствование вооружений высокой точности, средств радиоэлектронной борьбы, беспилотных летательных аппаратов и иных средств ведения боевых действий, не требующих непосредственного присутствия в них военнослужащих.

Раскручивается новый виток революции в военном деле, хотя говорить о переходе к новому поколению войн пока преждевременно.

Это случится только в связи с распространением оружия, основанного на новых физических принципах, – кинетического, ультразвукового, геофизического.

Однако необходимо понимать, что цикл обновления вооружений очень длинный, и, скорее всего, данный вид оружия поступит в ведущие армии мира в лучшем случае к середине XXI века.

Информационно-телекоммуникационная революция продолжит оказывать значительное влияние на военное дело.

В результате использования передовых информационных технологий появилась возможность виртуальной оцифровки поверхности всей планеты, что существенным образом снижает затраты на наведение высокоточного оружия, получения визуальной информации с поля боя в режиме реального времени и сразу от нескольких источников, сокращения срока выявления целей для атаки (от нескольких недель во время войны в Ираке в 1991 г. до 45 минут в 2003 г.). Оперативность планирования и возможность внесения корректив дают возможность проводить более динамичные операции. Но есть и негативные моменты. Так, в непосредственное управление операциями может вмешиваться гражданское руководство, не обладающее необходимыми компетенциями, а команды, основывающиеся исключительно на получаемой картинке и информации, могут оказаться недальновидными и противоречащими логике развития боя.

Значительных успехов должна достичь военная медицина. В результате радикально снизится количество смертей от боевых ранений.

В ведущих армиях продолжится процесс аутсорсинга. Военные будут заниматься исключительно планированием и ведением боевых действий, в то время как частные военные компании будут осуществлять охрану различных объектов и, вероятно, организовывать операции по миростроительству, которые, как показывает практика, военные эффективно выполнять не в состоянии.

dronewarsuk.wordpress.comАтака американских беспилотников

в Пакистане

В результате ожидается, что в вооруженных конфликтах XXI века количество жертв среди военнослужащих национальных государств будет сведено к историческому минимуму. Это повысит поддержку возможных военных действий со стороны населения и, вероятно, приведет к повышению уровня воинственности наиболее передовых держав.

Тем не менее полностью избежать жертв среди военных будет возможно только в случае ограниченной операции с использованием сил авиации. В тех случаях, когда необходимо будет проводить наземную операцию, жертвы неминуемо будут.

Но подобные операции будут проводиться только при необходимости физического контроля территории, которая есть далеко не всегда.

Во всех остальных случаях приоритет будет отдаваться ограниченным дистанционным действиям, например, авиационному удару по ядерным объектам с целью недопущения появления у страны ядерного оружия. Это, в частности, возможно в случае с Ираном.

Негосударственные участники, которые будут противостоять национальным государствам, такими совершенными военными возможностями обладать не будут.

Но, применяя асимметричную тактику ведения боевых действий, они могут значительно нивелировать преимущества, которые дают сложные высокоточные и информационные военные системы.

Так, для выведения из строя беспилотных летательных аппаратов достаточно блокировать передачу им команд из центра управления, создав помехи. Другие современные электронные устройства можно вывести из строя мощным электромагнитным импульсом.

Естественно, в ведущих армиях мира самым серьезным образом работают над средствами противодействия в радиоэлектронной борьбе. Но чем сложнее будут военные системы, тем больше в них будет мелких уязвимостей, которые негосударственные акторы в области безопасности смогут эксплуатировать.

Конфликты были и остаются спутниками развития человечества. И хотя давать прогнозы на будущее – задача всегда неблагодарная, можно с уверенностью утверждать, что конфликтологи и специалисты по вооруженным операциям и войнам смогут уже довольно скоро наблюдать качественные сдвиги в международной конфликтной среде. А что случится на самом деле – покажет время.

Статья подготовлена для Российского совета по международным делам

Конференция

Локальные войны и вооруженные конфликты начала XXI века. Новые особенности войн XXI века
Подробности Категория: Новосибирск : 27 февраля 2018 3417

8 февраля 2018 г. в конференц-зале Сибирского государственного университета путей сообщения (СГУПС) прошла Всероссийская научная конференция «Россия в войнах и военных конфликтах ХХ – начала XXI века», посвящённая 100-летию образования Красной Армии и 100-летию окончания Первой мировой войны.

Организаторами конференции выступили Региональное отделение Исторического общества Новосибирска, Сибирский государственный университет путей сообщения (СГПУС) и Новосибирское высшее военное командное училище (НВВКУ). С приветствием к участникам обратились Манаков Алексей Леонидович д.тех.н., профессор, ректор Сибирского государственного университета путей сообщения

Разгонов Виталий Леонидович полковник, к.пед.н., начальник Новосибирского высшего военного командного училища .

В приветственном слове в участникам конференции директор Регионального отделения Исторического общества Екатерина Болдырева подчеркнула, что «сегодня Российская история стала полем борьбы за историческую память, за будущее самой России, а такая форма пропаганды исторических знаний как научная конференция является одним из значимых общественных механизмов воздействия на современную молодёжь». В своем докладе Екатерина Болдырева отметила, что Российское историческое общество, которое возглавляет Сергей Евгеньевич Нарышкин, традиционно уделяет большое внимание военно-исторической тематике, как важному инструменту воспитания патриотизма молодого поколения и рассказала о планах и задачах Общества на 2018 год.

В работе конференции приняли участие ведущие учёные – доктора исторических наук Анатолий Добровольский (Новосибирск), Валерий Бармин (Барнаул), Михаил Шиловский (Новосибирск), Николай Ростов (Барнаул), Михаил Колоткин (Новосибирск), Владислав Кокоулин (Новосибирск), Игорь Ерёмин (Барнаул), доктор философских наук Наталья Мартишина (Новосибирск), кандидаты исторических наук Владимир Баяндин (Новосибирск), Владимир Шумилов (Новосибирск), Владимир Прошин (Новосибирск), Ольга Белоусова (Новокузнецк), Николай Щербин (Новосибирск), Ирина Бухтоярова (Воронеж), и другие.

В рамках конференции работали секции «Особенности войн и вооружённых конфликтов в ХХ веке», «Мировые и региональные войны ХХ века», «Гражданская война в России», «Локальные и региональные войны и вооружённые конфликты второй половины ХХ – началаXXI века», «Традиции российской армии и военная повседневность».

В рамках конференции “Россия в войнах и военных конфликтах ХХ – начала XXI века” работало несколько секций.

На секции “Особенности войн и вооружённых конфликтов в ХХ веке” следует отметить доклады:

к.и.н. А.Ю. Дергачёва “Российская Федерация и урегулирование конфликтов на постсоветском пространстве (эволюция концептуальных основ и миротворческой практики”.

Автор доклада раскрыл положительный и негативный опыт участия России в миротворческих опера­циях на территории стран-участников Содружества Независимых Государств, и за ее пределами, выявлены и проанализированы тенденции региональных международных военно-политических операций с участием России, отмечая, что позиция России сводилась к тому, что при согласии всех конфликтующих сторон в одной из стран СНГ миротворческие операции могут проводиться без разрешения Совета Безопасности.

к.филос.н. А.И. Пальцева “Прогнозирование угроз – важный фактор национальной безопасности”.

Автор показал, что своевременными и эффективными могут быть только те превентивные меры, которые являются следствием научного прогноза и определения угроз национальной безопасности.

Неверное определение угроз дважды стало причиной краха российской государственности в XX веке. А.И. Пальцев отметил, что как показывает историческая практика, осуществлять долгосрочный прогноз могут те политические лидеры, которые мыслят масштабно и концептуально.

д-ра филос.н. Н.И. Мартишиной «“Новые войны” и конструирование идентичности».

Автор отметила, что отличительными особенностями «новых войн» с социально-философской точки зрения являются три основных признака: связь зачастую не с национальными интересами, выражаемыми и поддерживаемыми государством, а с деятельностью отдельных групп на основе «политики идентичности»; перераспределение активности действий от ведения боев и контроля над территориями к контролю над ресурсами, информационным и символическим пространством; формирование специфической военной экономики, зависящей от таких источников, как внешняя поддержка и криминальные доходы. Отмечается также, что если для традиционной войны характерно разделение государственных и частных действий, внутриполитических и внешнеполитических процессов, гражданского и военного населения, фронта и тыла, экономических и политических задач и самих состояний войны и мира, то в войнах современной эпохи эти границы стираются.

На секции «Мировые и региональные войны ХХ века» основными докладами стали выступления

д.и.н. М.Н. Колоткина «К.К. Рокоссовский и Сибирь», который рассказал о малоизвестных фактах биографии маршала, обнаруженных в сибирских архивах

к.и.н. И.М.Бухтояровой и курсанта А.И. Чумова «Цусимское сражение: цена крови» детально проанализированы причины поражения в этом сражении. Авторы пришли к выводу, что в современной нестабильной внешнеполитической обстановке в мире нам всегда необходимо учитывать уроки прошлого, которые помогут исправить недостатки командования.

к.и.н. В.И. Шашкова «Настроения солдат и офицеров Красной Армии и Вермахта в ходе Сталинградского сражения». Докладчик проанализировал эволюцию настроений противоборствующих сторон на основе рассекреченных материалов НКВД СССР и военной цензуры из Центрального архива ФСБ РФ, впервые вводимыми в научный оборот.

Автор отметил, что решающим условием победы Красной армии в Сталинградском сражении стали не ошибки руководства вермахта, не погодные условия, как пытаются представить в своих воспоминаниях немецкие генералы, а несокрушимая воля советских солдат к сопротивлению, к защите своего Отечества, несмотря на временные тяжелые неудачи.

В секции «Гражданская война в России» выступили

д.и.н. А.С. Акопьянц «Интернациональные формирования в Красной Армии (1918 – 1920 гг.

), рассмотревшая причины и цели создания военных формирований из зарубежных интернационалистов, вопросы, касающиеся способов их комплектования и организации, условий вступления в Красную Армию, деятельность соответствующих органов по управлению процессом формирования иностранных частей и подразделений. Докладчица отметила, что интернациональные части, начавшиеся создаваться с первых дней создания Красной Армии, оказывали существенное воздействие на ход военных операций на всех фронтах Гражданской войны; значимым было участие интернационалистов в партизанских отрядах, действовавших в Сибири и на Дальнем Востоке. В то же время она отметила, что до сих пор не установлена даже приблизительная численность иностранных формирований, и их национальный состав.

д.и.н. В.Г. Кокоулин «Актуальные проблемы истории Гражданской войны в Сибири».

Автор отметил, что несмотря на огромный поток научной и публицистической литературы о Гражданской войны, имеются определённые «перекосы» в её изучении – внимание исследователей сосредоточено на белой армии и белых генералах, в то же время в тени остались «герои» советской историографии – красные командиры, подпольщики и партизаны, биографии которых до сих пор остаются мифологизированными из-за отсутствия соответствующих научных исследований. Проблема иностранной интервенции также выпадает из поля зрения современных исследований – эта тема либо сознательно замалчивается, либо искажается в угоду современным оценкам Гражданской войны. Неизученной остаётся проблема «экспорта революции» – в частности, деятельность Восточного отдела Коминтерна.

краевед В.М.Шпанко с докладом «Вся жизнь – сплошной подвиг» на основе новых материалов рассказал об участии П.Е. Щетинкина в Первой мировой и Гражданской войнах и его роли в становлении органов и войск Государственной безопасности СССР и Монголии.

В секции «Локальные и региональные войны и вооружённые конфликты второй половины ХХ – начала XXI века» обсуждались доклады

Е.К. Казимирчук «Формирование общественного мнения американскими СМИ во время “цветных революций”». Автор осветил феномен «цветных революций», причины и механизмы переворотов, описывается роль средств массовой информации в их осуществлении в Грузии, Украине и Киргизии.

к.психол.н. А.В.Суховея и Д.В.

Андреева «Локальные и региональные войны и вооружённые конфликты начала XXI века» раскрыли роль изучения истории военного искусства и заключается в углублении военно-исторических знаний, формировании исторического сознания, выработке необходимых командирских качеств, умений творчески использовать опыт прошлых войн и послевоенных учений в подготовке войск и штабов, в воспитании личного состава в современных условиях.

В секции «Традиции Российской армии и военная повседневность» следует выделить доклады

Р.Ш. Альмухаметова «Социально-психологические детерминанты агрессии во взаимоотношениях военнослужащих». Докладчик осветил деструктивные взаимоотношения военнослужащих срочной службы как проекция существующих структурных противоречий в системе организации и управления личным составом.

Он, в частности, акцентировал внимание на отсутствии сбалансированной системы мотивации, уравновешенной процедуры поощрения и наказания, учитывающих разноплановый социальный и военно-профессиональный состав института Армии: временно, недобровольно служащие по призыву и военнослужащие по контракту (офицеры) вследствие чего актуализируются объектные и обезличенные отношения в процессе командно-управленческого взаимодействия.

к.и.н. В.Н. Шумилова «Диктатура Памяти. Монумент Славы воинам-сибирякам». Выступающий рассказал о создании Монумента Славы воинам-сибирякам в г. Новосибирске, показал дальнейшее развитие военного Мемориала, его значение в сохранении исторической Памяти о поколении Победителей.

Доклады участников конференции будут опубликованы в журнале «Гуманитарные проблемы военного дела» (2018, № 1).

Новые особенности войн XXI века | Центр военно-политических исследований

Локальные войны и вооруженные конфликты начала XXI века. Новые особенности войн XXI века

Войска перебросить из Европы … не сложно … Сложнее с боевой техникой и средствами обеспечения боя … Их за считанные часы не

перебросишь – требуются месяцы

[1]

В. Литовкин,
отв. секретарь НВО

Доля американского оружия на мировом рынке … составила

79% …, а годом ранее – 44%

[2]

Н. Сурков

Я специально использовал данные публикаций одного августовского дня 2012 года, чтобы показать материальную составляющую военной политики США в мире в начале второго десятилетия, которая коротко может быть охарактеризована как подавляющая и глобальная.

Но у нее есть и еще одна важная особенность: наличие такого количества и качества ВиВТ позволяет США широко использовать разные формы применения военной силы. Их военное искусство в последние десятилетия претерпело серьезные изменения, а управление ВС стало очень эффективным, гибким и глобальным.

Все это, взятое вместе, позволяет говорить о том, что США фундаментально подготовились к войнам самого разного типа в XXI веке.

При этом важно сделать замечание, что такая подготовка отнюдь не означает упрощение военного искусства, сведение его к простым и традиционным операциям. Совсем наоборот: расширение вооруженных возможностей шло параллельно с расширением спектра силовых (но не вооруженных) способов достижения политических целей, их сочетание, «гибридностью».

Сравнение характера войн и военных конфликтов
XX и XXI веков (по средствам ведения войны)

Основные средства вооруженной борьбы
XX века и критерии их эффективности

Основные средства вооруженной борьбы
XX
I века и критерии их эффективности

1. Основные виды ВС – Сухопутные силы, ВВС, ВМС

1. Основные виды и рода ВС – СЯС, ВКО, РЭБ, ВВС

2. Огневая мощь, двигатели

2. Информационные системы и средства связи

3. ВиВТ

3. Невоенные средства

[3]

Как видно из самого общего сравнения средств ведения войны в XX веке и XXI веке произошло качественное изменение в таких средствах. Если для XX века победа обеспечивалась массированным использованием Сухопутных сил (прежде всего, танков и артиллерии), то в XXI веке – средств воздушно-космического нападения и информационной техники.

Особенное значение в XXI веке приобрели неформальные вооруженные формирования (ЧВК) и средства невооруженного насилия.

Еще более разительны отличия войн XX и XXI века по своему пространственному охвату. Как видно из сравнения ниже, в XXI веке появились принципиально новые по своему пространственному охвату войны – глобальные воздушно-космические операции, – значение которых в целом ряде войн и конфликтов стало решающим.

Так, войн против Афганистана, Ирака и Ливии по сути были выиграны с помощью средств воздушно-космического нападения (СВКН), прежде всего высокоточного оружия (ВТО).

Можно сказать, что в XXI веке воздушно-космическое пространство от нескольких метров до сотен километров по высоте и глобальное, охватывающее всю поверхность Земли, – по площади, стало фактически единым ТВД.

Можно сказать, что дальнейшее развитие ВиВТ, прежде всего, гиперзвуковых метательных аппаратов (ГЛА), ударных и разведывательных беспилотников, КР и др. средств неизбежно сделает средства воздушно-космического нападения решающими средствами ведения войны, от эффективности применения которых будет зависеть победа или поражение.

Сравнение характера войн и военных конфликтов
XX и XXI веков (по пространству ведения боевых действий)

Территории, охваченные боевыми
действиями в XX веке

Территории, охваченные боевыми
действиями в XX
I веке

1. Локальные и региональные

1. Локальные и региональные внутренние и внешние войны

2. Частично глобальные (европейский и тихоокеанские ТВД во Второй мировой войне)

2. Региональные войны

3. Глобальные войны на всех ТВД и превращение воздушно-космического пространства в главный ТВД

4. Информационно-глобальные войны

В связи с приобретением СВКН решающего значения в войне, особую значимость в XXI веке приобрели средства противовоздушной и противоракетной обороны (ПВО и ПРО), которые в начале века были интегрированы в средства воздушно-космической обороны (ВКО).

Из значения уже в ходе войны в Югославии стало не просто огромным, а решающим, более того политическим. Фактически стало быстро ясно, что та страна, которая обладает эффективными средствами ВКО (Индия, Китай, Иран), способна обеспечит свой суверенитет и независимость. И, наоборот, те страны (как Югославия, Ливия, Афганистан и др.

) которые не способны этого сделать, легко становятся объектом политического шантажа и нападения.

Соответственно и СО формируется под влиянием этих новых факторов. Так, например, страна, обладающая средствами для глобального воздушно-космического нападения (СВКН) принимает соответствующие концепции для их использования.

Это прямо относится к США, которые во втором десятилетии XXI века разработали концепцию «Глобального быстрого удара», в соответствии с которой можно нанести воздушно-космический удар в течение нескольких часов в любой точке мира.

В немалой степени развитие эффективных средств ВКО, в т.ч. для поражения стратегических сил, привело к созданию в США интегрированной, наступательно-оборонительной стратегии, предусматривающей нанесение «обезглавливающих» и «обезоруживающих» ударов с последующим перехватом уцелевших ядерных сил.

Но главное, все-таки, в изменении пространственного охвата характера войны в XXI веке, это то, что любая война, даже незначительный конфликт сегодня находятся под постоянным контролем со стороны информационных средств разведки и анализа, способных предоставлять информацию в реальном масштабе времени. Войны в Сирии и на Украине показали, что повсеместный, постоянный, «точечный» контроль, включая контроль за действиями мелких тактических подразделений, стал нормой современной войны.

Наконец, радикальные изменения произошли во временном измерении войн и конфликтов. Прежде всего с точки зрения отсутствия формального объявления войны.

В XXI веке воюющие стороны не заинтересованы в том, чтобы их ассоциировали с участниками конфликтов. Поэтому они игнорируют не только начало крупномасштабных военных действий, но даже использование тяжелой военной техники – танков, авиации.

Так, Украина применяла весь спектр таких средств в 2014 году без объявления войны.

[4]

Сравнение характера войн и военных конфликтов
XX и XXI веков (по времени их начала и протяженности)

Войны и конфликты XX века

Войны и конфликты XXI века

1. Начало Первой, Второй мировых войн и их завершение точно определено

1. Начало и окончание войн не обозначено. Как правило, войны начинаются до начала массированных боевых действий

2. Войны готовятся и начинаются неожиданно

2. Период подготовки переходит в период ведения войны незаметно

3. Войны формально объявляются

3. Войны формально не объявляются (за последние годы США 7 раз использовали ВВС против 6 государств без объявления войны)

В XXI веке многие ученые подтвердили совпадение изменения в характере СО, войн и конфликтов не только с экономическими основами общества и государства, но и их цивилизационными особенностями.

Так, С.

Заварина, например, показала, что формирование концепций сетецентрических войн стало следствием развития не только военных и экономических, но и социальных особенностей человеческой цивилизации.

Что наглядно видно на следующем рисунке.

 

Социальные, экономические, технологические и иные особенности СО и характера войн всегда существовали и делали их уникальными мировыми явлениями. В XXI веке, однако, в отличие от XX века эти особенности, свойственные, повторно, всем войнам, качественно изменились. Это связано прежде всего с фазовым переходом человечества в своем развитии в новую эпоху.

С точки зрения развития СО и характере войн это означало коренные изменения в их социально-политической, экономической и технологической основе.

Так, развитие информатики и средств массовой коммуникации сделало огромные социальные слои гражданского общества фактически фактором современной войны.

И не только стратегическим резервом для личного состава, но и непосредственным участником вооруженного противостояния.

Другой пример. Образование стало непосредственным фактором военной мощи так как в решающей степени влияет на качество человеческого капитала (НЧК), которое определяет как эффективность личного состава, качество управления вооруженными силами и ВиВТ, так и качество ОПК, создаваемых видов и систем ВиВТ[5].

Циклы развития человеческой истории, которые (как говорилось выше и ранее формировали сценарии развития МО, ВПО, в XXI веке превратились в решающие военно-политические факторы, определяющие отношения между локальными цивилизациями.

Таким образом характер СО, войн и конфликтов в XXI веке радикально изменился, что требует совершенно адекватного реагирования. Прежде всего с политической точки зрения, так как изменения в военной сфере вызваны цивилизационными, экономическими и социальными изменениями, фактически сменой эпох.

А.И. Подберёзкин, доктор исторических наук, профессор МГИМО(У), директор Центра Военно-политических исследований
[1] Литовкин В.Н. Инстинкт противостояния // Независимая газета. 2012. 28 августа. С. 3.

[2] Сурков Н. США бьют оружейные рекорды // Независимая газета. 2012. 28 августа. С. 6.

[4] Стратегия сетевой войны. Методы обеспечения полного контроля над участниками СО в мире.

[5] Подберезкин А.И. Национальный человеческий капитал ТТ. I–III. М. МГИМО(У). 2011–2013 гг.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.